Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Налоговое право - Как отреогировали на повышение ндс

Как отреогировали на повышение ндс

Восемь последствий роста НДС

Редакционный материал В конце прошлой недели президент закон об увеличении НДС до 20 процентов. «Сноб» называет семь отрицательных и одно положительное последствие увеличения налога на добавленную стоимость 6 августа 2018 15:02 C 2021 года налог на добавленную стоимость увеличивается на 2 процентных пункта — с нынешних 18 до 20 процентов. Правительство за счет роста НДС, а также увеличения пенсионного возраста планирует профинансировать новые национальные проекты, в новом «майском» указе президента 2018 года. Налог повышается с 1 января 2021 года, но готовиться к этому событию рынок начинает уже сейчас.

Льготный десятипроцентный НДС сохранен на товары первой необходимости, рост же цен на все остальные произойдет автоматически — просто потому, что увеличится заложенный в цене налог.

«На фоне продолжающегося падения реальных доходов населения это будет ощутимо»

, — считает Давид Капианидзе, руководитель налоговой практики BMS Law Firm. Руководитель проектов консалтинговой компании «НЭО Центр» Максим Никиточкин подчеркивает, что рост цен будет связан не только с увеличением НДС как таковым, но и с тем, что этот рост «разблокирует» инфляцию, разбудит «бычьи» настроения по отношению к ней, а этого рынок ждет давно.

«В последние два года инфляция активно сдерживалась, — поясняет он, — только небольшое число компаний поднимало цены на свою продукцию, а сейчас настал «подходящий» момент, когда компании могут повысить цены на волне роста НДС, переложив ответственность в глазах потребителей с себя на правительство». Стоимость товаров для потребителей вырастет двумя волнами: сначала «собственное» увеличение цен в ретейле, а потом увеличение в ответ на рост стоимости продукции поставщиков Увеличение цен произойдет как в b2с, так и в b2b-секторе. Гендиректор компании «ГудПрайс», специализирующейся на контрактном производстве, Алексей Филиппов рассматривает варианты развития ситуации на примере своей отрасли — производства товаров для красоты и здоровья.

«Конечный покупатель для нас — ретейлеры и оптовые компании, — говорит он.

— Ценообразование в b2b-сегменте зачастую не такое, как в b2c, и получить маржинальность в 10–15 процентов — большой успех в переговорном процессе».

По его мнению, компании, бизнес которых позволит перейти на упрощенную систему налогообложения, сделают это. Например, так могут поступить производители или поставщики тары и упаковки. Для прочих не останется другого выбора, кроме как начать переговоры со своими клиентами о повышении цен.

Таким образом, стоимость товаров для потребителей вырастет двумя волнами: сначала «собственное» увеличение цен в ретейле, а потом увеличение в ответ на рост стоимости продукции поставщиков. Рост цен начнется уже в этом августе, чтобы постепенно адаптировать потребителя к новой реальности.

«633,5 миллиарда рублей, которые Минфин планирует дополнительно собрать в 2021 году за счет увеличения НДС, — это порядка 5,8 процента от всей прибыли всех предприятий, за исключением малых, использующих “безэндээсное” налогообложение»

, — говорит директор Института актуальной экономики Никита Исаев. Повышение НДС приведет к росту общих издержек предприятий и падению рентабельности. Она, по словам Исаева, и так уменьшается не один год.

К тому же, чем выше НДС, тем больше оборотных средств отвлекается в процессе производства. Максим Никиточкин, напротив, считает, что не нужно сгущать краски.

И приводит пример: компания А, перерабатывающая полипропилен, имеет выручку 520 миллионов рублей с НДС, платит НДС 22,5 миллиона рублей, ее чистая прибыль — 14 миллионов рублей (денежный поток 22 миллиона рублей). При увеличении ставки НДС с 18 до 20 процентов и сохранении уровня «эндээсной» выручки, платеж по НДС вырастет на 2 миллиона рублей — до 24,5 миллиона, чистая прибыль снизится до 12 миллионов рублей, денежный поток — до 20 миллионов.

«Рентабельность по чистой прибыли снизится с 3,6 до 3,3 процента, что несущественно»

, — заключает он.

Однако большинство экспертов считает, что удар будет сильным и приведет к снижению объемов производства.

И сокращению персонала. Дело в том, что оборудование можно «заморозить» до лучших времен, а вот персонал «заморозить» нельзя, поясняет Алексей Филиппов. Рост НДС — удар по импортозамещению в промышленности и сельском хозяйстве. Особенно негативно он скажется на «сложной» промышленности — производстве продукции с высокой добавленной стоимостью.

Допустим, говорит Алексей Филиппов, в качестве корпоративной стратегии избирается повышение цен на 2 процента. Мы имеем себестоимость продукции 100 рублей при наценке в 10–15 рублей, с которых производитель платит зарплаты, аренду, отчисления, налог на прибыль и так далее.

«Прирост стоимости на 2 рубля снизит прибыльность компании не на 2 процента, а на 20!

Это очень сильный удар по программам развития и разрыв отношений с некоторыми партнерами». Баланс затрат и выгод сместится в пользу поставки импортных товаров, а не производства товаров в России Правительство , что компенсирует снижение рентабельности за счет увеличения госзаказа на здравоохранение, образование, цифровизацию и развитие инфраструктуры. Привлекательность же создания продукции, не связанной с этими направлениями, снизится.

Баланс затрат и выгод сместится в пользу поставки импортных товаров, а не производства товаров в России.

Нам вновь придется привыкать к импорту. По оценкам экспертов, инфляция вырастет с нынешних рекордно низких для новейшей экономической истории России менее чем 4 процентов до 6 уже этой осенью. И, вероятно, будет расти дальше.

В ответ на это ЦБ ужесточит денежно-кредитную политику — он уже ключевой ставки. При «разгоне» инфляции Банк России перейдет к ее повышению, что увеличит стоимость денег для бизнеса. Сокращение ставок по кредитам для бизнеса уже остановилось, теперь они могут начать увеличиваться.

Маржинальность новых проектов должна закладываться на более высоком уровне, чем сейчас — учитывать опережающий рост инфляции.

Предприятиям будет труднее повышать зарплату: во-первых, из-за роста налога сократится прибыль, во-вторых, вырастет прямое налогообложение зарплат. «После повышения НДС бизнес будет вынужден перечислять государству порядка 80% от той суммы, которую сотрудник получает на руки (включая НДФЛ и страховые отчисления)», — говорит Никита Исаев.

«После повышения НДС бизнес будет вынужден перечислять государству порядка 80% от той суммы, которую сотрудник получает на руки (включая НДФЛ и страховые отчисления)»

, — говорит Никита Исаев. Евгений Михайленко из Ассоциации экспертов системного менеджмента «МихиКо» подтверждает это: «Чтобы работник получил на руки очищенную от всех налогов зарплату, например, в 100 рублей, работодателю нужно заплатить более 179,52 рубля.

114,9 рубля — начисленная зарплата с учетом НДФЛ, к ней прибавляем 34,7 рубля — выплаты в Пенсионный фонд и Фонд социального страхования.

С получившихся 149,6 рубля платится 20-процентный НДС».

Цены на товары повседневного спроса: продукты питания, медицинские товары — вырастут, но потребление их, по понятным причинам, сократится незначительно.

А так как доходы, скорее всего, не вырастут, мы будем меньше тратить на товары, не относящиеся к повседневному спросу, например, на книги, театры, фитнес и прочее.

С одной стороны, вырастет нужда в потребительских кредитах из-за того, что больше денег понадобится на стандартную потребительскую корзину. С другой — ЦБ как минимум не будет смягчать денежно-кредитную политику, а как максимум ужесточит ее, чтобы восстановить контроль над инфляцией.

И потребует у банков увеличить проценты по кредитам и ужесточить требования к заемщикам. Сейчас на рынке России нет НДС на продажу квартир. Поэтому, по словам аналитика риелторской компании «Этажи» Александра Иванова, «увеличение ставки налога на добавленную стоимость на процессе купли-продажи жилья значительно не отразится, вернее, не отразится сразу».

Наиболее вероятное развитие событий: подорожают квадратные метры в новых строительных проектах и в новостройках, которые еще не достроены, а затем и на вторичном рынке.

Это единственное позитивное для вас последствие увеличения НДС.

Если только вы продавцы, а не покупатели жилья. , , , Читайте также

Настройка НДС: как смягчить последствия повышения налога

Этот давний эпизод приходит на память только потому, что сегодня обсуждается прямо противоположное предложение — увеличение ставки налога с 18 до 20%. И как тогда можно было твердо заявлять, что снижение ставки не станет стимулом к существенному экономическому росту, так и сейчас можно утверждать, что возврат к 20-процентной ставке не приведет к сколь-либо ощутимым негативным последствиям для бизнеса, населения и в целом для экономики страны.

Читайте на РБК Pro Наверное, надо быть очень наивным человеком, чтобы полагать, что многочисленные государственные расходы, о которых мы знаем даже из выпусков новостей, могут обойтись без повышения налоговой нагрузки. Вопрос только в том, как лучше настроить налоговую систему, чтобы дополнительная аккумуляция налоговых доходов не обернулась бы большими проблемами для страны и общества. Начиная с прошлого года в медийном пространстве появлялись пугающие бизнес и общество предложения: введение прогрессивной ставки НДФЛ, отмена всех налоговых льгот, введение налога с продаж и т.п.

На этом фоне итоговое решение о повышении ставки НДС выглядит по крайней мере не таким разрушительным, как иные предложения. Но чем это может обернуться для страны?

О министр финансов Антон Силуанов на заседании правительства: федеральный бюджет получит дополнительно 600 млрд руб.

А каким будет эффект для экономики в целом? Повышение ставки НДС очевидно приведет к тому, что налогоплательщики будут больше платить в бюджет. В первую очередь «обогатят» казну те, у кого высокая добавленная стоимость — значительный фонд оплаты труда, амортизационные отчисления, проценты по кредитам и прибыль.
В первую очередь «обогатят» казну те, у кого высокая добавленная стоимость — значительный фонд оплаты труда, амортизационные отчисления, проценты по кредитам и прибыль.

Бесполезно пытаться составить полный список таких отраслей.

На отдельных этапах экономического цикла это могут быть самые разные отрасли и предприятия. Другое дело, что не все создатели высокой добавленной стоимости платят НДС.

Например, банки плательщиками этого налога не являются, и, хотя добавленная стоимость у них высока, они не сильно пострадают от повышения ставки.

Но какова бы ни была сумма НДС, уплачиваемого плательщиком, финансирование этих затрат берет на себя конечный покупатель, если, конечно, спрос это позволяет. И вот тут-то и надо искать риски для экономики и способы компенсации потерь конечных покупателей. Это прежде всего физические лица, приобретающие товары (работы, услуги) для собственного потребления; малые предприятия, использующие специальные налоговые режимы, не предполагающие уплату НДС.

Это некоммерческий сектор, не реализующий никаких услуг либо реализующий услуги, освобожденные от НДС.

Это, наконец, не платящие НДС финансовые институты.

Для всех этих конечных потребителей повышение налога обернется повышением затрат на потребление.

Но даже линейный расчет такого повышения показывает, что при увеличении ставки на 2% стоимость потребляемых товаров (работ, услуг) в целом по России увеличится не более чем на 1,7%. Сравним это повышение с динамкой роста цен и тарифов, например на коммунальные услуги, и признаемся, что оно не станет серьезным фактором разгона инфляции.

Вместе с тем очень не хочется, чтобы тонкая настройка налоговой системы ограничилась только повышением ставки НДС и замораживанием сегодняшней ставки страховых взносов на уровне 30%.

Как я уже отмечал, проблема НДС — не в ставке, а в порядке исчисления и уплаты налога.

Так давайте сейчас одновременно с повышением ставки решим эти проблемы. В числе необходимых мер я бы предложил исключение из состава объектов налогообложения строительно-монтажных работ для собственного потребления; исключение из налоговой базы авансовых платежей, получаемых от покупателей; упрощение подтверждения ставки 0% за счет сокращения перечня документов, подтверждающих эту ставку; разрешение подтверждения факта экспорта товаров в электронном виде, решение проблемы налогообложения трансграничных сделок по продаже работ и услуг внутри ЕврАзЭС и ряд других шагов. Ну и, наконец, надо вернуться к пересмотру ставки страховых взносов, не просто заморозив ее на уровне 30%, но существенно снизив.

Действующая ставка не создает условий для вывода черных и серых зарплат в малом и среднем бизнесе в легальную сферу и не способствует переводу (сохранению) в России бизнеса, предполагающего высокий уровень фонда оплаты труда. Даже при сохранении ставки подоходного налога в 13% наш уровень налогообложения зарплатного фонда существенно выше, чем у наших партнеров по ЕврАзЭС.

Как российская экономика отреагирует на повышение НДС?

, , 12:31 — REGNUM В ближайшее время не стоит ждать роста НДС или снижения страховых взносов, полагает заведующий кафедрой менеджмента Высшей школы государственного управления (ВШГУ) РАНХиГС, экономист Илья Быковников.

Об этом он заявил корреспонденту ИА REGNUM 12 февраля, комментируя слова экс-министра финансов Алексея Кудрина, сообщившего, что в правительстве рассматривают вариант соответствующего налогового манёвра. Налоги «Этот манёвр предлагается уже в третий раз, и при этом предполагается, что страховые взносы будут снижаться постепенно, — отметил Быковников. — Однако НДС сразу же, с первого числа очередного квартала, станет более высоким и более дифференцированным.

Это значит, что не по всем группам товаров он составит 21%. Этот маневр уже дважды отклоняли, решив, что в ближайшие полтора года налоговая система останется без изменений. По крайне мере без изменений в ставках и в системах исчислений».Как отметил экономист, судя по высказываниям правительства и действующего президента, предлагаемые изменения не примут и третий раз.«НДС — один из самых собираемых налогов на сегодняшний день с точки зрения косвенного налогообложения, — напомнил он.

— Если предположить, что данный манёвр все-таки одобрили, то увеличение НДС, вполне возможно, принесёт больше поступлений в бюджет, но однозначно вызовет недовольство у предпринимателей, особенно в сегменте малого бизнеса. Говоря об уменьшении ставки страховых взносов и сборов, здесь чуть другая ситуация.

Да, они не имеют столь значимых поступлений в бюджет, но это основной источник, благодаря которому внебюджетные фонды могут вести свою основную деятельность.

Учитывая, что в некоторых из них достаточно высокий дефицит, говорить о том, что снижение этой ставки было бы для них позитивно, на мой взгляд, не стоит.

Но, с другой стороны, для работодателей это была бы значимая разгрузка по так называемым зарплатным налогам, и часть тех, кто сейчас из-за экономии ведет «серое» обложение заработной платы, вышла бы из тени».Напомним, экс-министр финансов Алексей Кудрин, выступая в рамках Зимней школы ВШЭ, заявил, что правительство рассматривает вариант налогового манёвра со снижением страховых взносов с 36% до 21% и симметричным повышением НДС до 21%. Сам Кудрин отметил, что не спешит поддерживать предлагаемые изменения, так как считает, что теневой сектор быстро не уменьшится.Отметим также, что до этого с рассуждениями о возможном снижении налоговой нагрузки выступал заместитель министра финансов Илья Трунин, заявивший, что в его ведомстве рассматривают возможность минимизации или даже отмены налогов на движимое имущество. Как сообщало ИА REGNUM, по мнению экспертов, такой ход мог бы обернуться для РФ ростом спроса и увеличением прямых налоговых поступлений в бюджет.Читайте также:

Повышение НДС: Аргументы за и против

03 Июля 2018 18:05 Фото: www.globallookpress.com Сегодня российский парламент в первом чтении рассмотрел законопроект о повышении НДС с 18 до 20%.

Автор: Последний, но не самый проходной вопрос в сегодняшнем заседании Государственной Думы. Обсуждение законопроекта о повышении НДС было назначено на вечер вторника. Представлять его вышел заместитель министра финансов Илья Трунин.

Он заявил: правительство предлагает повысить налог на добавленную стоимость с 18 до 20%. Повышение ставки налога, по расчетам кабмина, позволит увеличивать доходы федерального бюджета на 620 млрд рублей ежегодно, начиная с 2021 года.

«Правительство полагает, что изменение ставки налога на добавленную стоимость позволит привлечь дополнительные бюджетные средства для реализации национальных целей, — отметил замминистра. — Предлагаем согласиться с правительством, поддержать наш законопроект».

Выступление господина Трунина сопровождалось настоящим гулом зала. Парламентарии обменивались друг с другом репликами и комментариями относительно налоговых изменений. Поддержать молодого коллегу и добавить веса его выступлению вызвался председатель комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров.

Он заявил, что основное преимущество НДС в том, что этот налог является косвенным. Фото: www.globallookpress.com «На самом деле, налог на добавленную стоимость – косвенный налог. Все знают, весь мир признал, что косвенное налогообложение гораздо эффективнее для экономики, чем любое прямое налогообложение, — отметил парламентарий.

— Это примерно 600 млрд рублей в год, которые, как уже было обозначено, пойдут на здравоохранение, пойдут на образование, пойдут на инфраструктурные проекты». Впрочем, какая часть средств, вырученная за счет повышения НДС, пойдёт в реальный сектор экономики, неизвестно. Такие расчёты Минфином не проводились, что не понравилось членам Государственной Думы.

«Я вот прочитал и пояснительную записку, и финансово-экономическое обоснование, но, к сожалению, все эти документы написаны настолько небрежно, что не отражают тех обещаний, которые вы здесь нам продекларировали при принятии закона, — указал депутат Николай Арефьев.

— А какой же будет рост экономики? А как будет вести себя инфляция? А повысятся ли зарплаты и пенсии? Ну, раз вы говорите, что это для блага делается, тогда надо определить и высчитать, какие блага наш народ получит. Ну, и кроме того, мы месяц назад 1,8 трлн рублей бюджетных средств заткнули фонд национального благосостояния.
Ну, и кроме того, мы месяц назад 1,8 трлн рублей бюджетных средств заткнули фонд национального благосостояния.

А не лучше ли их оставить в бюджете, отменить это бюджетное правило и тогда не нужно будет менять никаких законов». Илья Трунин парировал: зарплаты населения – не только ответственность правительства, но и депутатов Государственной Думы: «Дело в том, что эти все эффекты – на что эти деньги будут потрачены, какие будут пенсии, какие зарплаты – это решения Государственной Думы, в том числе, которые принимаются другими законами, которые принимаются федеральным бюджетом и так далее. Но для того, чтобы принять федеральный бюджет и определить параметры федерального бюджета, нужен источник».

Фото: www.globallookpress.com Если направления трат бюджета не определены, то эффект от повышения НДС на экономику страны просчитан. «В новом макропрогнозе Минэкономразвития дается оценка эффекта повышения НДС на экономический рост в России.

Замедление с 1,9% до 1,4%, замедление роста инвестиций 3,5% до 3,1%, реальных заработных плат с 6,3% до 1%», — подсчитал депутат Олег Шеин. Господин Трунин поспешил заверить парламентариев: прогноз коллег из Министерства экономического развития может быть не совсем точным. В частности, в нём не учтен ряд факторов.

«Что касается прогноза Минэкономразвития, мне кажется, что там не учтен ряд факторов. С одной стороны, да, повышение налога приводит к изъятию определенного ресурса из экономики – в том числе и инвестиционных ресурсов, но правительство же не направит эти деньги на выплату внешнего долга, — пообещал замминистра финансов.

— Эти деньги будут потрачены внутри страны, в том числе и на цели инвестиций в инфраструктуру».

Представители депутатского корпуса, в свою очередь, заявили: повышение НДС ляжет тяжким бременем на карманы населения страны. Все налоговые издержки бизнес будет покрывать за счет потребителей товаров и услуг. «Мы считаем, что позитивный эффект на экономику страны, на доходы наших граждан, этот закон не принесет, — уверен депутат Сергей Катасонов.

— Кто заплатит эти 600 миллиардов? Экспертное сообщество определило: из этих 600 400 миллиардов заплатит конечный потребитель.

То есть это наше население». После долгие прений депутаты Государственной Думы законопроект о повышении НДС в первом чтении всё же приняли, за что их впоследствии поблагодарил заместитель министра финансов России Илья Трунин. Его дебют в парламенте прошёл успешно. Подписывайтесь на канал Царьград в , чтобы не пропускать интересные новости и статьи Царьград.ТВПервый Русский Смотреть запрещенный Канал Царьграда можно тут: , , Поделиться: Нашли ошибку в тексте?

Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER Ссылки по теме: Новости партнёров Загрузка.

Как повышение НДС отразится на ценах, бюджете и экономике

Повышение ставки НДС принесет федеральному бюджету в среднем 620 млрд руб. дополнительных доходов в год.

Эти деньги пойдут на финансирование национальных проектов из майского указа президента, исполнение которых обойдется в 8 трлн руб. за шесть лет. На столе у властей были разные варианты пополнения бюджета: Читайте на РБК Pro

  1. введение налога с продаж (или торгового сбора по образцу Москвы);
  1. повышение НДФЛ (сейчас 13%);
  1. введение прогрессивной шкалы НДФЛ;
  1. смягчение бюджетного правила (механизм закупки валюты на сверхдоходы от нефти дороже $40) путем повышения цены отсечения до $45 (в таком случае денег в резервы шло бы меньше, а на текущие расходы — больше).

Чиновники остановились на НДС, потому что он меньше затрагивает деловую среду и благосостояние малообеспеченных слоев населения за счет сохранения льгот по НДС, замминистра финансов Владимир Колычев.

Кроме того, этот налог легко администрировать благодаря системам АСК НДС, которые внедрила Федеральная налоговая служба. По словам премьер-министра Дмитрия Медведева, из имевшихся вариантов повышение НДС —

«это самое сбалансированное, наименее трудное для экономики, для компаний и, самое главное, для граждан решение»

. Вместе с повышением НДС правительство о налоговых компенсациях для бизнеса за рост ставки.

Среди них — снижение порогового значения суммы уплаченных за три года налогов, дающей предприятиям право на ускорение возмещения НДС, с 7 млрд до 2 млрд руб., а также отмена регионального налога на движимое имущество.

Кроме того, власти срок камеральной проверки декларации НДС с трех до двух месяцев.​ Это означает, что компании смогут быстрее возместить уплаченный налог, если они имеют такое право. Фото: Владимир Смирнов / ТАСС Хотя НДС перечисляет бизнес, оплачивают его потребители, потому что налог включен в цены на товары и услуги. Повышение НДС — ключевой фактор, который ускорит инфляцию в этом году.

ЦБ , что на пике она может достигнуть 6% в первом квартале, а это сильно выше целевого ориентира 4%. Впрочем, затем рост цен должен замедлиться и вернуться к цели ЦБ.

Опасаясь разгона инфляции, регулятор дважды поднял ключевую ставку в 2018 году.

Повышение НДС означает увеличение расходов каждого платежеспособного гражданина в среднем на 5 тыс. руб. в год, Федерация независимых профсоюзов России.

Вот как оно повлияет на цены:

  1. подорожают товары и услуги, которые облагаются по полной ставке НДС, больше всего — товары с длинной производственной цепочкой и высокой наценкой, например одежда, бытовая техника, недвижимость, платные медицинские услуги;
  1. повышение НДС не отразится на стоимости ограниченного числа социально значимых товаров.

    Льготная ставка 10% действует на продукты, детские товары, книги, обувь, некоторые лекарства и медицинские изделия.

    НДС для экспортируемой продукции — 0%;

  1. по-прежнему освобождены от НДС такие услуги, как диагностика и лечение, перевозка пассажиров по железной дороге и городским транспортом, уход за детьми в садах и обучение в школах;
  1. жилищно-коммунальные услуги из-за роста НДС подорожают в два этапа. Обычно тарифы ЖКХ растут каждый год 1 июля на размер прошлогодней инфляции.

    Но в 2021 году они вырастут в среднем на 1,7% с 1 января и еще на 2,4% — с 1 июля.

    Впрочем, это примерно соответствует инфляции в 2018 году;

  1. автомобили большинства брендов. Повышение цен с 1 января анонсировали сразу несколько производителей, включая АвтоВАЗ, Nissan, Mitsubishi и Ford Sollers. Основной причиной они называют повышение ставки НДС.
  2. рост НДС повлияет и на цены на ;

80% крупных компаний планирует цены из-за роста НДС, показал подготовленный для РБК опрос Института Адизеса.

Часть компаний начала подстраиваться заранее и повысила цены еще перед Новым годом: об этом говорит ускорение инфляции в декабре. В преддверии повышения НДС и потребительская активность: россияне начали чаще покупать непродовольственные товары. Еще не все предприниматели успели обновить кассы для корректного отображения новой ставки НДС.

До конца первого квартала налоговики компании за неверную отметку в чеке, поэтому в некоторых из них может встретиться НДС 18%, хотя в цене все равно будет заложена ставка 20%. В 2021 году Минфин рассчитывает собрать 6,9 трлн руб.

за счет НДС, или 34,6% всех доходов бюджета.

А к 2021 году сбор НДС вырастет до 37,9% доходов, следует из . То, что хорошо для бюджета, не всегда хорошо для экономики: после повышения НДС эксперты и власти ухудшили прогнозы по росту ВВП на 2021 год. В частности, Минэкономразвития ожидает (.), что он составит лишь 1,3% (оценка по 2018 году — 1,8%) на фоне более быстрого роста цен и, как следствие, замедления потребительского спроса.

По департамента исследований и прогнозирования ЦБ, 1% ВВП, собранный государством от НДС, транслируется в снижение ВВП на 0,75%.

Повышение НДС увеличит изъятие средств из экономики на 0,55% ВВП ежегодно. Главные риски придутся на наступивший год.

Затем, когда федеральный бюджет получит дополнительные средства и начнет их тратить, рост ВВП должен ускориться: Минэкономразвития ждет, что к 2021 году он достигнет 3%, но аналитики более скептичны с учетом низкого .

Чем заплатим за повышение НДС и почему без него можно было бы обойтись

Больше половины россиян (57%) уверены, что повышение НДС негативно повлияет на их благосостояние, свидетельствуют данные соцопроса, проведенного фондом «Общественное мнение». Есть ли основания для опасений?

Сколько мы заплатим за повышение НДС и откуда правительство могло бы взять нужные ему деньги, не залезая в наши карманы? Основная цель повышения НДС — пополнить бюджет ради исполнения майского указа президента. В день инаугурации на четвертый срок, 7 мая 2018 года, Владимир Путин подписал указ, в котором перечислил 150 целей развития страны на ближайшие шесть лет.

На выполнение этих целей требуется 25 трлн рублей, из которых, по предварительным оценкам правительства, не хватает 8 трлн. Эту сумму решено получить в том числе за счет повышения на 2 процентных пункта налога на добавленную стоимость.

Расчет простой: при сохранении текущей ситуации в нашей экономике и без катаклизмов в мировой можно ожидать, что доходы бюджета и собираемость НДС будут оставаться на схожих уровнях. «Доля НДС в общем объеме доходов довольно стабильна — на уровне около 28—30%, то есть при доходах бюджета в районе 15 триллионов рублей на НДС при ставке 18% приходится около 4,2—4,5 триллиона, — говорит главный экономист БКС Владимир Тихомиров. — При повышении ставки до 20% доходы могут вырасти на 470—600 миллиардов рублей».

Первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов на парламентских чтениях в Госдуме 9 июля заявил, что повышение НДС даст бюджету дополнительно ежегодно «более 600 млрд рублей».

Запланированные дополнительные 600 млрд рублей ежегодно соответствуют примерно 0,6% российского ВВП.

«Напомним, что дефицит бюджета в 2017 году составил 1,7% ВВП, так что одного этого повышения будет достаточно, чтобы существенно облегчить Минфину задачу балансирования бюджета»

, — поясняет директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики УК «Альфа-Капитал» Владимир Брагин.

И это не всё.

«Дополнительный эффект от улучшения налогового администрирования — в основном по НДС — может быть оценен еще в 200—250 миллиардов рублей, — считает главный экономист «Эксперт РА»

Антон Табах. — Таким образом, даже без роста заимствований будет возможно профинансировать запланированный рост инфраструктурных расходов». Но почему для пополнения казны было выбрано повышение именно НДС, ведь в последнее время говорили и о возможном повышении других налогов?

«НДС — налог, действующий в 160 странах мира, это чрезвычайно популярный вид так называемых непрямых налогов, — говорит начальник аналитического управления Промсвязьбанка Николай Кащеев.

— В РФ он давал ранее до трети доходов бюджета, а в 2016-м и, предварительно, в 2017 году — около 18% всех налоговых поступлений (налоговые поступления — это около половины доходов консолидированного бюджета РФ).

К ВВП этот налог составляет около 3,4%, по предварительным данным 2017 года».

Но яляется ли повышение именно НДС наиболее оптимальным для экономики? «Оптимального варианта нет, — полагает Владимир Тихомиров.

— Любое повышение налогов негативно для экономики, но позитивно для стабильности бюджетной системы.

Повышение НДС преимущественно скажется на потреблении и населении.

За стабильность бюджета расплачиваться будут граждане, в то время как повышение других существенных налогов (на прибыль, страховые взносы) в первую очередь сказалось бы на бизнесе и привело бы к сокращению прибылей и инвестиций. Поскольку главный приоритет правительства — модернизация экономики через поддержку роста инвестиций, принятие мер, которые бы негативно отразились на инвестициях, было признано нецелесообразным».

То есть не зря опасались респонденты опроса «Общественного мнения»: расплачиваться за повышение налога придется им.

Но есть и другие аргументы в пользу выбора НДС в качестве первого налога для повышения.

«Если выбирать между повышением НДС, НДФЛ, страховых взносов для фирм, налога на прибыль, то повышение налога на добавленную стоимость представляется более благоприятным, так как в наименьшей мере искажает решения экономических агентов, в том числе в области потребления и инвестиций»

, — говорится в «Мониторинге экономической ситуации в России» за июнь 2018 года, выпускаемом совместно РАНХиГС, Институтом Гайдара и Минэкономразвития России. Например, механизм влияния на экономику повышения НДФЛ близок к механизму влияния НДС.

Однако

«у налога на добавленную стоимость более высокая налогооблагаемая база, что предполагает меньшее увеличение налоговой ставки»

, пишут авторы мониторинга.

«Например, финансирование планируемого роста госрасходов за счет страховых взносов потребовало бы увеличения ставки по ним приблизительно на 4%»

, — говорится в мониторинге. Такой рост налогов привел бы к снижению ВВП в долгосрочном периоде на 0,8—1,1 п. п. и к уменьшению потребления и инвестиций на 1—1,5 п.

п., считают эксперты. Увеличение налога на прибыль в большей мере бьет по совокупным инвестициям, что со временем привело бы к снижению спроса на труд и сокращению потребления домохозяйств. По оценкам РАНХиГС, увеличение налога на прибыль привело бы к снижению инвестиций на 1,8—2,5 п. п., потребления домохозяйств — на 0,4—0,7 п.

п., реального ВВП — на 0,6—1 п. п.

«Если рассуждать, повышение какого налога ударит по экономике менее всего, то можно ответить, что это НДС»

, — говорит бизнес-омбудсмен Борис Титов.

С ним соглашается ведущий аналитик Amarkets Артем Деев: «Правительство вынужденно пошло по пути наименьшего зла. Совершенно точно, рост прямых налогов, а не косвенных привел бы к более пагубным последствиям для экономики в целом».

И все же НДС не со всех сторон выглядит оптимальным объектом для повышения.

Да, действительно, этот налог легко собирается. «Но без «маневра» с социальными взносами это давит на слабо растущую экономку», — отмечает Антон Табах.

Так все-таки, какую цену заплатим мы с вами и экономика в целом от предстоящего повышения НДС? «В качестве риска номер один от изменения НДС в международной практике сразу же называют инфляцию.

Дело в том, что экономисты называют НДС, по сути, налогом на конечного потребителя», — говорит Николай Кащеев. Насколько вырастут цены?

«Разовый эффект перестановки цен можно оценить примерно в 1,2—1,7 процентного пункта, скорее эффект будет ближе к нижней границе из-за повысившейся ценовой чувствительности потребителей, а также того, что на часть социально значимых товаров налог повышен не будет»

, — считает Владимир Брагин из УК «Альфа-Капитал».

По мнению Артема Деева, повышение НДС придаст инфляции дополнительных 2 п. п. Инфляция в 2021 году может подняться до 4,5%, предупредил ЦБ РФ в середине июня.

Однако большинство наших экспертов полагают, что повышение будет ниже.

Например, по словам Антона Табаха, рост цен удастся удержать в пределах 4%, а Владимир Тихомиров прогнозирует инфляцию в размере 3,7%. Впрочем, все эти показатели существенно выше текущей инфляции в России, которая, по данным на начало июля, составляет 2,3% годовых.

Гораздо более сдержанной позиции придерживается Борис Титов.

«Вряд ли повышение НДС значительно отразится на инфляции, поскольку она сегодня «задавлена»

очень жесткой денежно-кредитной политикой ЦБ, — рассуждает он.

— По оценкам Института народнохозяйственного прогнозирования РАН (наш партнер по «Стратегии Роста»), такая мера прибавит к инфляции 0,3—0,4 процентного пункта. Однако слабое воздействие на инфляцию — это оборотная сторона недоступности кредитных средств, необходимых для роста инвестиций». Инвестиционная активность, по прогнозам Бориса Титова, снизится, поскольку прибыль организаций уменьшится на 500 млрд рублей в год.

Инвестиционная активность, по прогнозам Бориса Титова, снизится, поскольку прибыль организаций уменьшится на 500 млрд рублей в год.

Владимир Тихомиров прогнозирует рост инвестиций в 4,1% по итогам 2021 года, что гораздо ниже его предыдущей оценки, данной в ноябре 2017 года, — 7,8%. Причиной корректировки прогноза он называет ожидание более слабого спроса в экономике, сохранения ставок кредитования на более высоких уровнях (из-за роста инфляционных ожиданий, в том числе из-за изменения НДС), а также менее агрессивного наращивания госинвестиций. Но, так или иначе, снижение объема инвестиций приведет к снижению темпов роста национальной экономики в целом.

Рост ВВП в первый год повышения НДС замедлится. По мнению Антона Табаха, отчасти это произойдет за счет переноса деловой активности с 2021 года на конец 2018-го. По его расчетам, рост ВВП в будущем году составит 1,4%.

Между тем в том же майском указе президента одной из важнейших задач называется обеспечение в России экономического роста выше, чем среднемировой.

А он сейчас составляет около 4%.

Владимир Тихомиров чуть более оптимистичен, чем Табах: он рассчитывает на 1,9% роста, правда, это ниже его предыдущей оценки (ноябрь 2017 года), когда он прогнозировал рост экономики в 2,1%. Однако основной причиной корректировки прогноза экономист называет не столько повышение ставки НДС, сколько совокупность факторов, где показательны также оценки геополитики, экономической политики, цен на нефть. «Основная дополнительная налоговая нагрузка после повышения НДС придется на население — до 460 миллиардов рублей, — говорит Борис Титов.

— Повышение налоговой нагрузки на предприятия при промежуточном потреблении составит около 130 миллиардов рублей». Естественно, эта совокупность факторов скажется негативно на реальных доходах населения: по мнению Тихомирова, их рост замедлится с 1,8% в 2018 году до 1,6% в 2021-м. Антон Табах обращает внимание, что НДС — это регрессивный налог, то есть бедные платят больше богатых (относительно своих доходов).

Это связано со структурой потребления: бедные проедают практически все свои доходы и почти не покупают импортные товары, не облагаемые НДС. Происходящее в России с НДС — как его повышение, так и размер ставки — вполне укладывается в общемировой тренд.

Ставка НДС в России и после повышения будет находиться на среднем уровне.

Самые высокие ставки НДС в Венгрии (27%), а также в Дании, Швеции и Норвегии (по 25%), а самые низкие — в Ливане (10%), Швейцарии (8%), Таиланде (7%), Доминикане (6%) и Сингапуре (5%), перечисляет заместитель председателя правления Локо-Банка Андрей Люшин. В США и Японии НДС нет вообще, но вместо него существует налог с продаж, носящий несколько иной характер, говорит Антон Табах.

Стандартные ставки налога на добавленную стоимость колеблются от 20% до 22%. Например, в Австрии и Великобритании — 20%, Бельгии и Нидерландах — 21%, Италии и Испании — 22%.

Чуть ниже — на Мальте (18%) и в Люксембурге (17%). Но если смотреть на вклад НДС в экономику, то картина меняется. «Среди стран ОЭСР наибольшая доля НДС в собранных налогах — в Чили (свыше 40%), наименьшая — в Швейцарии (12.4%), — рассказывает Николай Кащеев.

— С Россией сопоставимы Испания, Турция, Германия. Однако если посмотреть отношение собранного НДС к номинальному ВВП, то российский показатель примерно вдвое ниже, чем в среднем в ЕС, и сопоставим с чрезвычайно низкими показателями Швейцарии, Японии и Мексики».

Не только в России, но и в целом в мире в последние годы происходит повышение ставок НДС, обращает внимание руководитель практики международного налогообложения «ФБК Право» Дмитрий Парамонов.

В качестве свежих примеров он приводит Венгрию, Черногорию и Тунис. Незначительное снижение НДС — куда более редкое явление, но оно имело место в Швейцарии. Некоторые страны, говорит Парамонов, сейчас впервые вводят НДС. Среди самых заметных случаев — ОАЭ. Что касается манипуляций с размером ставки НДС, то это во многом зависит от состояния экономики.
Что касается манипуляций с размером ставки НДС, то это во многом зависит от состояния экономики.

Наиболее «трепетное» отношение к НДС — в небогатых странах. Наоборот, примером «вольного» обращения с НДС может служить Великобритания.

«С 1991 года НДС там составлял 17,5%, в 2008 году он был снижен до 15% и возвращен на прежний уровень в 2010 году, а в 2011-м был повышен сразу до 20%, — рассказывает Николай Кащеев.

— Экономический смысл этих изменений понятен: сперва речь шла о стимулировании конечного потребления и экономической активности в целом, затем на повестку вышли проблемы бюджета, пострадавшего от стимулирующих мер».

Самые свежие примеры стран, в которых был повышен НДС, — Багамские острова, где НДС вырос с 11% до 12% с 1 июля этого года, и ЮАР, где с 1 апреля НДС был повышен с 14% до 15%.

Это было первое повышение за 25 лет, с 1993 года, с момента официального окончания режима апартеида. Пример ЮАР, входящей вместе с Россией в блок развивающихся стран БРИКС, может быть интересен для россиян.

В качестве аргумента для повышения ставки говорилось о том, что в большинстве африканских стран размер НДС выше 14%, а средний уровень в ОЭСР — 19%.

«На самом деле опция повышения НДС была использована после того, как прочие возможности стали уже недоступны: например, наблюдалось падение сбора налогов на доходы физических лиц из-за ухудшения экономической ситуации»

, — рассказывает Николай Кащеев.

«В первый месяц повышения НДС инфляция в ЮАР выросла с 3,8% до 4,5%, в мае — незначительно снизилась, поскольку вряд ли экономическая динамика в стране улучшилась после такого шага. 4,5% — это ниже, чем в среднем во второй половине 2017 года, когда показатель был 4,7—4,8%. Но в начале 2018 года на фоне экономических проблем инфляция в ЮАР стабильно падала», — говорит Кащеев.

Обычная цель повышения НДС — балансировка бюджета в тех странах, где существуют долговые проблемы, обращает внимание Николай Кащеев.

Россия к таковым явно не относится. Более того, ситуация в нашей стране выглядит совершенно иначе.

Уровень госдолга у России сверхнизкий, а бюджет сверхпрофицитен, с оценкой профицита этого года в диапазоне 1—1,5% ВВП, указывает Антон Табах.

«В таких случаях налоги повышать странно», — считает экономист.

«Растущие мировые цены на нефть дают возможность выполнить новый майский указ Путина и без повышения НДС, — уверен Борис Титов.

— За три предстоящих года суммарный профицит бюджета может составить 2,8 триллиона рублей. Однако сейчас «нефтяные» дополнительные доходы бюджета не тратятся на финансирование, а конвертируются в валюту и аккумулируются на валютных счетах Минфина в Центробанке». Причина в том, что наши власти помнят 1998 год, поэтому раздувать долг и тратить резервы боятся, полагает Табах.

Россия, как всегда, выбирает особый путь. «Это повышение по целям отличается от тех примеров, которые мы наблюдали в зарубежной практике, — говорит Кащеев. — Например, с помощью повышения НДС, как представляется, пытаются балансировать не текущие, а будущие расходы бюджета.

Причем на фоне санкций и слабой банковской системы.

В комбинации с противоречивыми событиями вокруг пенсионной системы и стагнирующей экономикой все это вряд ли выглядит как полностью оправданная мера». «Для пополнения бюджета надо обеспечить условия для устойчивого и долгосрочного экономического роста, — считает Борис Титов.

— То есть не выкачивать из экономики деньги прямо сейчас, а сделать так, чтобы налоговая база стабильно увеличивалась, и не только за счет экспорта сырья. Поэтому назвать повышение НДС благотворной для нашей вяло растущей экономики мерой никак невозможно.

Она абсолютно не стимулирует развитие несырьевых отраслей».

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+