Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Уголовное право - Обвинительный приговор 128 1 ук рф

Обвинительный приговор 128 1 ук рф

Клевета (ст. 128.1 УК РФ): судебная практика

Содержание: В российское уголовное право термин «клевета» вернулся относительно недавно: в октябре 2012 года. Уголовный кодекс был дополнен ст. 128.1, дающей легальное определение этому правонарушению.

Несколько ранее было декриминализировано оскорбление, которое, напротив, из УК переместилось в КоАП. Такие перемены не случайны. Как показывает практика, последствия каждого из этих деяний имеют последствия разной степени тяжести. Объектами, на которые посягает и клевета, и оскорбление, являются нематериальные блага: честь и достоинство.

С точки зрения права – это неотъемлемые и неотчуждаемые блага, относящиеся к конкретному человеку. Их носителем не может быть юридическое лицо.

Судебная практика, накопленная по такого рода делам подтверждает, что истцом всегда выступает гражданин.

А вот ответчиком может быть уже кто угодно. И честь, и достоинство, как нематериальные блага, признаются объектом гражданских прав. Но ни в Гражданском кодексе, ни в ст.

128.1 УК «Клевета», ни в ст. 5.61 КоАП «Оскорбление» нет их определения. При разбирательстве по уголовному или административному делу судьи исходят из общепринятой трактовки этих отчасти этических, отчасти философских понятий. Деловая репутация, хотя и является чем-то невещественным, тесно связана с материальными благами.

От нее напрямую зависит та прибыль, которую носитель репутации может получить в ходе своей коммерческой деятельности. Следовательно, клевета может наносить вред не только нематериальным благам, но и экономическим интересам.

И ущерб от нее выражается во вполне конкретных цифрах.

Вероятно этим фактом и вызваны изменения в законодательстве. Клевета, как имеющая более серьезные последствия, получила свою статью в Уголовном кодексе, а вот оскорбление, задевающие только нематериальные блага, переместилось в КоАП, как имеющее меньшую общественную опасность.

Но эти перемещения не повлияли на положения статей 128, 150 и 152 Гражданского кодекса, согласно которым существуют гражданско-правовые способы защиты чести, достоинства и деловой репутации. Распространение информации, не соответствующей действительности, может быть направлено не только против конкретного человека, но и против лиц юридических.

Многим из них такие действия вредят, приносят ощутимый экономический урон, вызывая недоверие и последующий отток клиентов. Но такие действия под определение клеветы не подпадают. Статья УК четко указывает, что заведомо ложные сведения порочат честь и достоинство или подрывают его репутацию.

Но у юридических лиц нет чести и достоинства. Это личные, неотчуждаемые права человека.

Поэтому судебная практика по делам о клевете в отношении корпоративных образований исключительно гражданско-правовая. Определение оскорбления вообще не содержит указаний на то, какие именно сведения при этом распространялись. Главное, что имело место унижение чести и достоинства, причем выраженное в неприличной форме.

Ну а поскольку это все применимо только к человеку, то оскорбить можно, например, руководителя юридического лица. А он вправе потребовать не только административного наказания, но и компенсации морального вреда, вызванного унижением.

Далеко не всякая информация о человеке будет клеветнической. Следовательно, не всякие действия по ее распространению являются уголовным преступлением, подпадающим под ст.

128.1 УК РФ. Два главных признака таких сведений, это:

  1. направленность против чести и достоинства.
  2. заведомая ложность, то есть несоответствие действительному положению дел;

Ложность заключается в том, что описанные события не произошли в реальности в то время, к которому они относятся. Заведомо ложными могут быть только те факты, которые касаются либо прошлого, либо текущего состояния дел.

Информация, касающаяся будущих событий, не может быть ложной. Сложившаяся не рассматривает в качестве ложных те сведения, которые содержатся в официальных документах, оспариваемых в законном порядке: судебных решениях или приговорах, постановлениях и т.

д. Защита чести и достоинства в этом случае имеет иной порядок. К порочащим честь и достоинство сведениям могут быть отнесены:

  1. о нарушении деловой этики или обычаев и т. п.
  2. о совершении бесчестного поступка (например, нечестным путем);
  3. о недобросовестности в предпринимательской деятельности;
  4. о неэтичном поведении в личной или профессиональной сферах;
  5. утверждающие, что данное лицо нарушило закон;

Если хотя бы одно условие из двух не выполнено, то есть сведения, хоть и ложные, не позорят человека, или наносят вред его репутации, но при этом правдивы, то привлечь того, кто их распространяет, ни за оскорбление, ни тем более по ст.

128.1 УК РФ невозможно. Впрочем, вполне возможно, что такие действия являются нарушением права на личную тайну и неприкосновенность частной жизни, ответственность за которое устанавливается другими статьями УК или ГК.

Помимо того, что информация о лице является ложной и порочащей, она еще должна быть распространена. То есть для того, чтобы возник состав преступления, предусмотренного ст. 128.1 УК, клеветник должен совершить определенные действия по донесению информации до окружающих.

Под распространением понимают:

  1. указание в характеристике;
  2. сообщение в устной форме;
  3. заявление, предназначенное для официальных лиц;
  4. опубликование в печати;
  5. трансляция на радио или телевидении;
  6. упоминание в публичных выступлениях и т. д.
  7. размещение в сети Интернет;

При этом не имеет значения, какому именно количеству людей была адресована данная информация.

Достаточно одного, кому стало известно о недостоверных фактах. А вот высказывание такой информации тому, к кому она относится, будет уже не клеветой, а оскорблением. Ответственность за клевету и оскорбления наступает с 16 лет. Но для того, чтобы это стало возможным, должно быть соблюдено одно условие: умышленная вина.

Но для того, чтобы это стало возможным, должно быть соблюдено одно условие: умышленная вина. То есть тот, кто занимался распространением сведений, охарактеризованных в статье 128.1 УК, должен:

  1. в-третьих, желать их наступления.
  2. во-вторых, осознавать опасные последствия своего поступка для другой стороны;
  3. во-первых, быть уверенным в ложности сведения;

А вот в тех случаях, когда человек высказывает свое личное мнение об имевшем место факте, добросовестно заблуждается или уверен, что известные сведения являются правдивыми, уголовная ответственность не наступает.

Зато вполне возможна административная за оскорбление.

Или же защита своей чести гражданско-правовыми способами. Статья 128.1 Уголовного кодекса не просто дает определение клеветы, как наказуемого деяния.

Она рассматривает несколько квалифицированных составов данного преступления. При этом устанавливается более строгое наказание, ввиду большей общественной опасности таких действий.

Так, более строгое наказание последует за клевету в СМИ, публичных выступлениях и произведениях. Публичность в данном случае подразумевает массовость. И не имеет значения сколько именно человек узнали и восприняли информацию. Важен сам факт такого широкого обнародования. Судебная практика установила, что к публичному распространению может быть отнесено и размещение информации в сети Интернет.

Судебная практика установила, что к публичному распространению может быть отнесено и размещение информации в сети Интернет.

Но не на любом ресурсе, а только на том, который зарегистрирован в качестве СМИ. Требования к ним были недавно уточнены поправками в соответствующий закон.

Использование служебного положения для распространения ложной и порочащей информации также, согласно статье УК, является поводом для применения более жестких мер ответственности. Это не случайно. Последствием угрозы или действительного распространение информации влиятельным лицом может стать, например, , нарушающая права и экономические интересы человека.

Особо пристальное внимание ст.

128.1 УК направлено на клевету о том, что лицо, к которому она относится, виновно в преступлении сексуального характера.

Под таким чаще всего понимается изнасилование. Отношение к насильникам в обществе резко негативное, поэтому подобное обвинение может сильно повлиять на всю дальнейшую жизнь. К сожалению, такой нечестный прием, наряду с распространением сведений о якобы имеющем место опасном заболевании, довольно часто встречается в современной жизни.

По большей части это шантаж, направленный на то, чтобы заставить действительного или предполагаемого отца ребенка если не оформить брак с его матерью, то хотя бы согласиться на .

К особо квалифицированным составам клеветы статья уголовного кодекса относит обвинение в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

За это предусмотрено и самое серьезное наказание.

Особый случай, если клевета доводит человека до самоубийства.

Это тоже преступление, но только квалифицируется оно уже другой статьей — 110. В зависимости от того, насколько серьезно преступление, клевета может наказываться:

  1. штрафом, размер которого может доходить до 5 миллионов рублей;
  2. обязательными работами до 480 часов.

Лишения свободы данная статья не предусматривает, если только речь не идет о доведении до самоубийства. Но данное деяние, как уже указано, регулируется другой статьей УК.

Клевета, как желание нарушить право человека на честь, достоинство и деловую репутацию, является общественно опасным деянием.

Поэтому после недолгого отсутствия данная статья вновь вернулась в Уголовный кодекс. Возможно, для кого-то это окажется поводом задуматься, прежде чем высказывать оскорбительные факты, не имевшие места в действительности.

Оправдательный приговор по статье 128.1 УК РФ

мирового судьи судебного участка № 247 Даниловского района г. Москвы на основании п. 3 ч. 2 ст.

302 УПК РФ за отсутствием в действиях подсудимого состава преступления. ПРИГОВОР Именем Российской Федерации г. Москва 04 апреля 2018 г. Мировой судья судебного участка № 247 Даниловского района г.

Москвы С.М.А., при секретаре судебного заседания Р.Д.А., с участием частного обвинителя — потерпевшего Ш.А.А., подсудимого С.А.Е., его защитника – адвоката по уголовным делам, рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела № 1-03/18 в отношении: С.А.Е., ***, обвиняемого по ч.

1 ст. 128.1 УК РФ в порядке частного обвинения по заявлению Ш.А.А., УСТАНОВИЛ: С.А.Е. обвиняется частным обвинителем – потерпевшим Ш.А.А. в клевете, то есть распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, а именно: 05 июня 2017 г. около 14 ч. 30 мин. в здании Арбитражного суда города Москвы по адресу: ***.

около 14 ч. 30 мин. в здании Арбитражного суда города Москвы по адресу: ***. зал заседания *** (*** этаж) в ходе судебного заседания при рассмотрении заявления *** ООО «***» В.А.М.

о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц ООО «***» в рамках дела о банкротстве ***-***, в адрес Ш.А.А., со стороны представителя А.Е.Ю.

(ответчика по делу) С.А.Е., были произнесены следующие сведения: С.А.Е.

в ходе своего выступления произнес слова:

«Вас ведь уволили по сомнительным обстоятельствам из вооруженных сил?»

, а также слова «Ш.А.А. строил дома с целью перепродать их и получить прибыль», а также высказался «Ш.А.А.

настоял на оплате договора подряда от *** г. № *** наличкой, хотя его просили оплатить по безналу, в связи с этим сомнительно происхождение этих денег». Данные сведения не соответствуют действительности, порочат честь, достоинство и деловую репутацию Ш.А.А., поскольку из вооруженных сил его не увольняли за допущенные правонарушения, проступки, преступления, которых он не совершал, Ш.А.А.

освобожден от занимаемой должности на основании рапорта в связи с выслугой лет, в настоящее время является военным пенсионером.

Строительство четырех индивидуальных домов предполагалось не с целью их перепродажи, а лично для Ш.А.А. и членов его семьи, при этом данные обстоятельства были исследованы и установлены решением Рыбинского городского суда Ярославской области от *** г., в котором С.А.Е.

был участником процесса. Слова, произнесенные С.А.Е. «продать дома» являются для Ш.А.А.

ложными и оскорбительными, поскольку он (Ш.А.А.) не имел цели извлечь прибыль, кроме того дома до настоящего времени так не построены, а уплаченные денежные средства за них до сих пор не возвращены. Слова, произнесенные С.А.Е. «сомнительное происхождение» и «настоял на оплате наличными» также являются ложными, поскольку произвести оплату по договору подряда от *** г. № *** наличными денежными средствами настоял именно А.Е.Ю., деньги внесены в кассу ООО «***» именно по просьбе учредителей, денежные средства, внесенные по договору подряда он (Ш.А.А.) заработал честным путем, так денежная сумма, за счет которой произведена оплата по договору подряда от *** г.

№ ***, находилась на расчетном счете матери Ш.А.А. в АО «***» и Ш.А.А. был вынужден получить ее наличными и внести оплату ООО «***».

Данные сведения сообщены С.А.Е.

умышленно, поскольку ранее он (С.А.Е.) выступал в качестве представителя А.Е.Ю.

в Рыбинском городском суде Ярославской области в ходе рассмотрения гражданского дела № *** о взыскании задолженности с ООО «***» в пользу Ш.А.А., в котором данные сведения сообщались суду в его присутствии. В связи с действиями С.А.Е. Ш.А.А. был причинен моральный вред, заключающийся в притерпевании чувства обиды и возмущения.

Учитывая степень причиненных Ш.А.А. нравственных страданий, сумму компенсации морального вреда потерпевший оценивает в размере *** рублей, которую он просит взыскать с подсудимого С.А.Е.

Действия С.А.Е. частным обвинителем Ш.А.А.

квалифицированы по ч. 1 ст. 128.1 УК РФ. Подсудимый С.А.Е. в судебном заседании вину не признал и показал, что *** г. он принимал участие в качестве представителя А.Е.Ю.

при рассмотрении Арбитражным судом города Москвы заявления *** ООО «***» о привлечении А.Е.Ю., К.А.Н. к субсидиарной ответственности.

Все изложенные в заявлении Ш.А.А.

сведения содержались в отзыве А.Е.Ю., который является процессуальным документом, обязанность представления которого предусмотрена ст. 131 АПК РФ. Как следствие, изложенные в таком отзыве сведения не могут рассматриваться в данном процессе как не соответствующие действительности, поскольку для их оспаривания предусмотрен иной порядок – подача апелляционной или кассационной жалобы в порядке, предусмотренном АПК РФ. Все указанные потерпевшим сведения были оценены Арбитражным судом г.

Москвы при вынесении им соответствующего судебного акта, при этом, потерпевший не подавал ни апелляционной, ни кассационной жалобы на вынесенное Арбитражным судом г. Москвы по делу о банкротстве ООО «Ривьера» определение. В судебном заседании, имевшем место *** г.

С.А.Е. озвучивалась изложенная в письменном отзыве А.Е.Ю.

информация о его позиции в отношении заявления о привлечении его (А.Е.Ю.) к субсидиарной ответственности по долгам ООО «***».

Лично С.А.Е. никогда не общался вне судебных заседаний с Ш.А.А., с данными о его личной жизни и обстоятельствами заключения им договоров с ООО «***», он (С.А.Е.) был про информирован своим доверителем – А.Е.Ю., который сообщил о том, что Ш.А.А. являлся сотрудником органов внутренних дел, был уволен со службы, являлся индивидуальным предпринимателем, зарегистрированным в установленном порядке с 2010 г., сообщил об обстоятельствах заключения Ш.А.А. договоров как с ООО «***», так и лично с А.Е.Ю.

Неприязненных отношений С.А.Е. к Ш.А.А. не испытывает. В отношении позиции об увольнении Ш.А.А. из рядов органов внутренних дел С.А.Е.

заявил в Арбитражном суде г. Москвы следующее:

«он был уволен из органов внутренних дел, насколько я понимаю, он занимал должность подполковника … или полковника милиции»

, то есть заявил именно о своем мнении, при этом, в ходе судебного заседания потерпевший не оспаривал высказанную С.А.Е.

позицию. Слово, произнесенное С.А.Е., «Уволили» не может являться оскорбительным для Ш.А.А., поскольку в соответствии с положениями Федерального закона от 28.03.1998 «О воинской обязанности и военной службе» независимо от основания освобождения от занимаемой должности военнослужащие именно «увольняются», в том числе по возрасту и по истечении срока контракта. Кроме того, С.А.Е. в судебном заседании Арбитражного суда г. Москвы не произносил каких-либо слов об основаниях и обстоятельствах увольнения Ш.А.А.

При этом, ранее в ходе судебных заседаний в Рыбинском городском суде Ш.А.А. подтвердил, что он являлся сотрудником органов внутренних дел, что им было приобретено несколько десятков земельных участков в различных районах Ярославской области, а также наличие статуса индивидуального предпринимателя.

Слова, произнесенные С.А.Е. «Продать дома», «сомнительное происхождение» также не могут являться оскорбительными для Ш.А.А. В отзыве А.Е.Ю. (п. 6) им прямо указывается, что потерпевший «при заключении договора подряда с ООО «***» осуществлял инвестирование имеющихся у него наличных денежных средств, пояснив при этом, что он не хочет оплачивать свои затраты в безналичном порядке в связи с возможностью возникновения к нему вопросов о происхождении денежных средств. Кроме того, А.Е.Ю. также указывает, что именно потерпевший уведомил его о том, что возводимые ООО «***» дома также будут им проданы, при этом он планировал получить прибыль от инвестиций в размере не менее 30%, что могут подтвердить при их вызове в качестве свидетелей бывшие работники должника, присутствовавшие при разговоре (*** З.

и *** П.)». В соответствии со сведениями ЕГРИП потерпевший Ш.А.А.

зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя *** г., поэтому в соответствии с положениями п. 1 ст. 2 ГК РФ, зарегистрировавшись в качестве индивидуального предпринимателя, потерпевший имел намерение получать прибыль систематически. Подсудимый в судебном заседании указал, что в его действиях отсутствует такой признак объективной стороны инкриминируемого ему преступления как заведомая ложность, а озвучивание в суде изложенного в письменном виде отзыва А.Е.Ю.

по делу не может являться распространением сведений.

Учитывая изложенное, подсудимый С.А.Е. просил прекратить производство по уголовному делу за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч.

1 ст. 128.1 УК РФ, поскольку в действиях С.А.Е.

отсутствует умысел на распространение заведомо ложных сведений в отношении Ш.А.А., сведения, распространение которых инкриминируется в вину С.А.Е.

частным обвинителем, не могут быть расценены, как клевета.

Кроме того, на основании п.9 ст.132 УПК РФ подсудимый С.А.Е. просил взыскать с Ш.А.А. в пользу С.А.Е.

процессуальные издержки в связи с рассмотрением заявления Ш.А.А.

в размере *** руб. и компенсацию морального вреда в сумме *** руб. Потерпевший Ш.А.А. в судебном заседании подтвердил обстоятельства, изложенные им в заявлении о привлечении С.А.Е. к уголовной ответственности, указав, что сведения, которые С.А.Е.

сообщил в при рассмотрении заявления *** ООО «***» о привлечении к субсидиарной ответственности А.Е.Ю., К.А.Н., являются заведомо ложными, порочащими честь и достоинство Ш.А.А.

Указанные сведения С.А.Е. распространил умышлено, в целях защиты интересов своих доверителей при рассмотрении заявления в Арбитражном суде города Москвы. Из показаний свидетеля В.Н.Н., допрошенной по ходатайству потерпевшего следует, что С. А.Е. она знает, неприязненные отношения к нему не испытывает.

А.Е. она знает, неприязненные отношения к нему не испытывает. Ш.А.А. является ее гражданским супругом.

*** г. В.Н.Н. присутствовала в судебном заседании в Арбитражном суде г.

Москвы в качестве слушателя при рассмотрении заявления *** ООО «***» о привлечении к субсидиарной ответственности А.Е.Ю. К.А.Н. В ходе рассмотрения указанного заявления С.А.Е.

сообщил суду сведения, являющиеся заведомо ложными, порочащими честь и достоинство Ш.А.А., а именно: «Вас ведь уволили?» и «настоял на оплате договора наличкой, хотя его просили оплатить по безналу, в связи с этим сомнительно происхождение этих денег». Указанные сведения С.А.Е. распространил умышленно из-за личной неприязни к Ш.А.А., поскольку подсудимый с 2015 г.

представляет интересы лиц при рассмотрении гражданско-правовых споров с участием Ш.А.А., А.Е.Ю.

и ООО «***». Сведения, распространенные С.А.Е.

не соответствуют действительности, поскольку из вооруженных сил Ш.А.А.

не увольняли, в настоящее время он (Ш.А.А.) является военным пенсионером, денежные средства, послужившие оплатой по договору подряда, находились на счет в ****, и были сняты Ш.А.А. для оплаты стоимости работ. Доказательствами виновности С.А.Е.

в совершении инкриминируемого ему преступления частным обвинителем представлены: — копия определения от *** г.

Арбитражного суда г. Москвы, которым было удовлетворено заявление конкурсного управляющего ООО «***» В.А.М. о привлечении А.Е.Ю., К.А.Н. к субсидиарной ответственности, из которого усматривается, что при рассмотрении указанного заявления принимал участие С.А.Е.

в качестве представителя А.Е.Ю.

и К.А.Е., а также Ш.А.А.; — копия решения Рыбинского городского суда Ярославской области от *** г. по гражданскому делу по иску Ш.А.А. к ООО «***», А.Е.Ю. о взыскании основного долга, процентов за пользование чужими денежными средствами, убытков, компенсации морального вреда, штрафа; — копия личного дела в отношении Ш.А.А., из которого усматривается, что Ш.А.А.

*** г. уволен по ст. * п. «в» Закона РФ «О милиции» (по выслуге срока службы, дающего право на пенсию); — СD-R диск, на котором содержится аудиозапись судебного заседания, имевшего место *** г. в Арбитражном суде г. Москвы при рассмотрении заявления *** ООО «***» В.А.М. о привлечении А.Е.Ю., К.А.Н. к субсидиарной ответственности.

Других доказательств со стороны обвинения не представлено.

Также в ходе судебного следствия были исследованы представленные подсудимым следующие доказательства: — копия доверенности от *** г.

от имени А.Е.Ю., которой он уполномочил С.А.Е.

представлять его (А.Е.Ю.) интересы во всех судах судебной системы РФ; — копия договора аренды транспортного средства с экипажем от *** г.; — копия расписки от *** г. по оплате денежных средств в размере 10 000 руб. по договору аренды; — копия расписки от *** г.

по оплате денежных средств, а размере 30 000 руб. по договору оказания услуг; — копия договора оказания услуг от *** г.; — копия акта выполненных работ от *** г.; — выписка из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей по состоянию на *** г.

в отношении Ш.А.А.; — копия отзыва А.Е.Ю., представленная в Арбитражный суд г. Москвы при рассмотрении заявления *** «***» о привлечении А.Е.Ю., К.А.Н.

к субсидиарной ответственности; Исследованные доказательства суд признает относимыми, допустимыми, а в своей совокупности достаточными для разрешения настоящего дела. Оценив в совокупности указанные доказательства, исследованные в судебном заседании, выслушав показания потерпевшего, свидетеля, подсудимого по уголовному делу, оценивая доводы стороны обвинения и стороны, считает, что в действиях подсудимого С.А.Е.

отсутствует состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, по следующим основаниям.

Частным обвинителем Ш.А.А. С.А.Е. обвиняется в распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, обстоятельства которого подробно приведены в заявлении Ш.А.А.

о возбуждении уголовного дела частного обвинения.

Вместе с тем, указанные в заявлении Ш.А.А. обстоятельства сами по себе не свидетельствуют о наличии состава данного преступления в действиях подсудимого С.А.Е., исходя из следующего. По смыслу закона клевета является посягательством на честь, достоинство и репутацию гражданина.

С объективной стороны клевета выражается в активном действии, связанном с распространением заведомо ложных сведений, которые должны касаться фактов. С субъективной стороны клевета характеризуется прямым умыслом, при котором виновный должен заведомо сознавать ложность сообщаемых им сведений.

В соответствии со ст. 23 Конституции РФ, каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени. Согласно ст. 33 Конституции РФ, граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления. В соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда российской Федерации от 24 февраля 2005 года № 3

«О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»

не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок.

Для установления наличия в действиях виновного лица состава преступления необходимо, чтобы распространяемые порочащие сведения являлись для него заведомо ложными. Высказываемые оценочные суждения, мнения, убеждения, которые являются выражением субъективного мнения и взглядов лица о потерпевшем не образуют состава клеветы. Если гражданин уверен в том, что сведения, которые он распространяет, содержат правдивые данные, хотя на самом деле они ложные, он не может нести уголовную ответственность по ч.1 ст.128.1 УК РФ.

Равным образом уголовная ответственность исключается, если лицо, добросовестно заблуждаясь, распространяет порочащие сведения, которые не соответствует действительности. Основанием для уголовного преследования С.А.Е. послужили сведения, которые содержались в отзыве А.Е.Ю., представителем которого являлся С.А.Е., а также сведения, которые были озвучены им (С.А.Е.) при рассмотрении *** г.

Арбитражным судом г. Москвы заявления *** ООО «***» В.А.М. о привлечении А.Е.Ю., К.А.Н. к субсидиарной ответственности, т.е.

являлись способом реализации своих процессуальных прав. С.А.Е. являясь представителем стороны по делу, представляя отзыв и озвучивая его в Арбитражном суде г. Москвы, не имел цели распространить какие-либо сведения относительно потерпевшего и опорочить его честь и достоинство, а отстаивал позицию своего доверителя по делу и стремился защитить его права, выражая мнение о рассматриваемому судом делу, что исключает уголовную ответственность по ст.

128.1 УК РФ. Соответственно в действиях С.А.Е.

отсутствует основной признак объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, — распространение, поскольку оглашение отзыва на заявлении и своей позиции по делу в Арбитражном суде г. Москвы, не может расцениваться, как распространение ложных сведений.

Кроме того, частным обвинителем не было представлено убедительных доказательств вины подсудимого С.А.Е. в распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Также суд отмечает, что в действиях подсудимого отсутствует умысел на совершение инкриминируемого им преступления, а, следовательно, и субъективная сторона преступления, предусмотренного ч.

1 ст. 128.1 УК РФ. В судебном заседании свидетель В.Н.Н.

показала суду, что С.А.Е. распространил сведения, являющиеся заведомо ложными, порочащими честь и достоинство Ш.А.А. умышленно из-за личной неприязни к Ш.А.А., поскольку подсудимый с 2015 г.

представляет интересы лиц при рассмотрении гражданско-правовых споров с участием Ш.А.А., А.Е.Ю. и ООО «***». Между тем, указанные показания свидетеля обвинения В.Н.Н. суд оценивает критически, поскольку В.Н.Н.

является гражданской супругой потерпевшего Ш.А.А., соответственное данное лицо заинтересовано в положительном исходе для потерпевшего Ш.А.А.

настоящего дела. Из показаний подсудимого С.А.Е. усматривается, что лично подсудимый С.А.Е. никогда не общался вне судебных заседаний с потерпевшим, с данными о личной жизни потерпевшего и обстоятельствами заключения им договоров с ООО «***» ему (С.А.Е.) стало известно от его доверителя А.Е.Ю.

05 июня 2017 г. в Арбитражном суде города Москвы С.А.Е. излагал позицию своего доверителя А.Е.Ю. в письменной и в устной форме, отстаивал позицию своего доверителя по делу и стремился защитить его права, а не преследовал цели опорочить честь и достоинство Ш.А.А.

Кроме того, потерпевший Ш.А.А.

в судебном заседании также указал, что сведения С.А.Е. распространил в целях защиты интересов своих доверителей при рассмотрении заявления в Арбитражном суде города Москвы. Оценивая исследованные доказательства, суд приходит к выводу, что совокупность исследованных доказательств не подтверждает, что в действиях С.А.Е.

имеются признаки как субъективной, так и объективной стороны преступления, предусмотренного ч.

1 ст. 128.1 УК РФ. В соответствии с ч.

4 ст. 302 УПК РФ не может быть основан на предположениях обвинительный приговор суда, который постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств, что соответствует положениям ст. 49 Конституции РФ о толковании неустранимых сомнений в виновности лица в пользу обвиняемого. В силу ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого.

По смыслу приведенных выше норм закона, обвинительный приговор может быть постановлен только при наличии достоверных, согласующихся между собой доказательств, при этом, все неустранимые сомнения должны толковаться в пользу подсудимого. В силу ст.15 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется на основании состязательности сторон, доказывать виновность лица, привлекаемого к уголовной ответственности, обязана сторона обвинения. Исходя из вышеизложенного, суд не усматривает в действиях подсудимого С.А.Е., состава, инкриминируемого ему частным обвинителем преступления, предусмотренного ч.

1 ст. 128.1 УК РФ и приходит к выводу о необходимости его оправдания по данному обвинению на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ. При разрешении заявленного потерпевшим по данному уголовному делу гражданского иску о взыскании с С.А.Е. компенсации морального вреда, суд приходит к выводу о том, что, с учетом отсутствия в действиях С.А.Е.

состава инкриминируемого ему преступления, вследствие чего он подлежит оправданию, вышеуказанные исковые требования в соответствии с ч.

2 ст. 306 УПК РФ подлежат оставлению без рассмотрения.

При разрешении заявленного подсудимым по уголовному делу заявления о взыскании судебных издержек, компенсации морального вреда суд приходит к следующему. По смыслу статьи 131 УПК РФ, процессуальные издержки представляют собой денежные суммы в счет возмещения необходимых и оправданных расходов, неполученных доходов, а также вознаграждение и выплаты, которые причитаются к уплате физическим и юридическим лицам, вовлеченным в уголовное судопроизводство в качестве участников или иным образом привлекаемым к решению стоящих перед ним задач.

Вопрос о взыскании процессуальных издержек урегулирован статьей 132 УПК РФ, согласно части 9 которой при оправдании подсудимого по уголовному делу частного обвинения суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство по данному уголовному делу.

В случае вынесения оправдательного приговора по делам частного обвинения частный обвинитель не освобождается от обязанности возмещения оправданному лицу как понесенных им судебных издержек, так и причиненного ему необоснованным уголовным преследованием имущественного вреда (в том числе расходов на адвоката), а также компенсации морального вреда. Вместе с тем, из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации (определение от 25 октября 2016 года N 2230-О) «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ф. на нарушение его конституционных прав ч.

9 ст. 132 УПК РФ» следует, что в системе действующего правового регулирования, в том числе с учетом положений ст.

131 УПК РФ, расходы на оплату услуг представителя обвиняемого, оправданного по делу частного обвинения не относятся к числу процессуальных издержек, а могут расцениваться как вред, причиненный лицу в результате его необоснованного уголовного преследования по смыслу статьи 15 «Возмещение убытков» Гражданского кодекса Российской Федерации.

Эти расходы, указано Конституционным Судом Российской Федерации в Определениях от 2 июля 2013 г. N 1057-О и от 26 мая 2016 года N 1141-О могут быть взысканы на основании и в порядке, предусмотренном ст.

1064 Гражданского кодекса Российской Федерации в порядке гражданского судопроизводства. Истолкование положений ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации в системе действующего правового регулирования, как следует из приведенной в Определении от 2 июля 2013 г. N 1057-О позиции Конституционного Суда РФ, предполагает возможность полного либо частичного возмещения частным обвинителем вреда в зависимости от фактических обстоятельств дела, свидетельствующих о добросовестном заблуждении или же, напротив, о злонамеренности, имевшей место в его действиях, а также с учетом требований разумной достаточности и справедливости.

Учитывая изложенное заявления С.А.Е. о взыскании судебных издержек, компенсации морального вреда подлежит оставлению без рассмотрения, что не препятствует его последующему предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

На основании изложенного, руководствуясь ст.

ст. 302, 305, 306, 309 УПК РФ, ПРИГОВОРИЛ: С.А.Е. по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 УК РФ – оправдать за отсутствием в его действиях состава преступления, на основании п.

3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ. Исковое заявление Ш.А.А.

к С.А.Е. о взыскании компенсации морального вреда, причиненного преступлением — оставить без рассмотрения.

Заявление С.А.Е. о взыскании судебных издержек, компенсации морального вреда – оставить без рассмотрения. Мера пресечения в отношении С.А.Е.

не избиралась. может быть обжалован в апелляционном порядке в Симоновский районный суд г. Москвы в течение 10 суток со дня его провозглашения.

Источник: http://mos-sud.ru, .

Previous Article Next Article

Приговор по статье 128.1 УК РФ (Клевета)

Оправдательный приговор мирового судьи судебного участка №62 района Ясенево г.

Москвы по части 1 статьи 128.1 УК РФ

«Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию»

.

ПРИГОВОР Именем Российской Федерации г. Москва 25 декабря 2017 года Суд в составе председательствующего мирового судьи судебного участка №62 района Ясенево г.

Москвы Ч.Л.А., с участием частного обвинителя — потерпевшей Г.Т.А., подсудимого Г.Н.П., адвоката по уголовным делам, С.Ю.И., при секретаре К.Т.Ю., рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в порядке частного обвинения по заявлению Г.Т.А.

о привлечении Г.Н.П., ** года рождения, уроженца **, гражданина **, фактически проживающего по адресу: **, ранее не судимого, к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.128.1 УК РФ, УСТАНОВИЛ: Г.Н.П. частным обвинителем-потерпевшей Г.Т.А.

обвиняется в совершении клеветы, то есть распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, при следующих обстоятельствах. Г.Н.П. 08 февраля 2016 года обратился к начальнику ОВД УМВД по району Ясенево г. Москвы, расположенный по адресу: г.

Москва, ул. Голубинская, д.6, с заявлением о привлечении Г.Т.А.

к уголовной ответственности по факту обнаружения им 07 февраля 2017 года пропажи из квартиры вещей – стенки «***» с южноамериканским шпоном, стоимостью 1570 руб., спальной производства Болгария, стоимостью 1080 руб., шкафа, стоимостью 250 руб., дивана, письменного стола производства Германии, фотоувеличителя «Крокус», фото оборудования для печати и объективы, фотоувеличителя «Ленинград», негативов за 25 лет съемок участников Великой Отечественной Войны, при этом распространил лживые сведения (клевету) о том, что вышеперечисленные вещи были проданы Г.Т.А. в его отсутствие. Кроме того, он, Г.Н.П., распространил лживые сведения (клевету) о замене Г.Т.А. в его, Г.Н.П., отсутствие входной двери квартиры и сведения о лишении потерпевшей возможности ему бывать в квартире; о том, что он, Г.Н.П., многократно обращался к Г.Т.А.

и был вынужден обратиться в суд о его вселении и только по решению суда он получил ключи от квартиры.

В судебном заседании подсудимый Г.Н.П. виновным себя в совершении преступления не признал, по обстоятельствам дела суду показал, что Г.Т.А.

является его бывшей супругой.

После расторжения брака в 1992 году он проживает в съемной квартире, расположенной по адресу: г. ***. При этом на протяжении долгих лет не претендовал на свою долю в праве общей собственности на жилое помещение по адресу: ***.

В настоящее время ему, Г.Н.П., жить негде, до вынесения в 2016 году судом решения о его вселении в вышеуказанную квартиру, не имел реальной возможности пользоваться ею. 07 февраля 2016 года, посетив квартиру, он, Г.Н.П., обнаружил пропажу личных вещей из квартиры: стенки «Антей 18» с южноамериканским шпоном, стоимостью 1570 руб., спальной производства Болгария, стоимостью 1080 руб., шкафа, стоимостью 250 руб., дивана, письменного стола производства Германии, фотоувеличителя «Крокус», фотооборудования для печати и объективы, фотоувеличителя «Ленинград», негативов за 25 лет съемок участников Великой Отечественной Войны.

С целью защиты своих прав он, Горюнов Н.П., обратился в ОМВД России по району Ясенево г.

Москвы с заявлением о привлечении Г.Т.А. к уголовной ответственности, полагая, что именно она совершила в отношении него преступление.

В судебном заседании частный обвинитель-потерпевшая Г.Т.А. поддержала заявление о привлечении к уголовной ответственности Г.Н.П. по ч.1 ст.128.1 УК РФ, суду показала, что Г.

Н.П. является её бывшим мужем. До и после расторжения брака 27 октября 1992 года семья проживала в квартире, расположенной по адресу: ***. В 2010 году Г.Н.П. окончательно съехал из квартиры и жил один.

В 2015 году она, Г.Т.А., узнала, что Г.Н.П. намерен без её ведома продать квартиру №20, расположенную по адресу: ***.

С целью защитить своё право на ½ долю в праве собственности на указанную квартиру она, Г.Т.А., обратилась в суд. Решением Черемушкинского районного суда г.

Москвы от 02 декабря 2015 года, вступившим в законную силу 13 января 2016 года, за Г.Т.А.

и Г.Н.П. признано по ½ доле в праве собственности за каждым на вышеуказанную квартиру.

С указанного времени Г.Н.П. начал клеветать на неё, Г.Т.А.

Так, 08 февраля 2016 года Г.Н.П.

обратился в ОВД УМВД по району Ясенево г. Москвы, расположенный по адресу: г.

Москва, ул. Голубинская, д.6, с заявлением о совершении ею кражи его личных вещей, распространил лживые сведения о замене входной двери и воспрепятствовании в пользовании квартирой №20, расположенной по адресу: г.

***. В подтверждение предъявленного Г.Н.П. обвинения частным обвинителем — потерпевшей Г.Т.А.

представлены следующие исследованные судом в ходе рассмотрения дела доказательства: — заявление Г.Н.П. о преступлении от 08 февраля 2017 года, в котором Г.Н.П. указывает о пропаже принадлежащего ему имущества и просит привлечь Г.Т.А.

к уголовной ответственности по факту продажи указанного имущества; — постановление об отказе в возбуждении в отношении Г. Т.А. уголовного дела на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления; — копия искового заявления Г.Н.П. о вселении в жилое помещение, определении порядка пользования жилым помещением; — копия заявления об утверждении мирового соглашения между Г.Т.А.

и Г.Н.П. о порядке пользования жилым помещением; — копия заключения по проекту перепланировки квартиры *** от 31.12.1998 г.; — копия заявления Г.Н.П. в адрес директора ГБУ «Жилищник района Ясенево» о производстве Г.Т.А.

перепланировки в квартире №***. Заслушав подсудимого, потерпевшую (частного обвинителя), исследовав письменные доказательства, суд приходит к следующему.

Как следует из диспозиции ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, клевета подразумевает под собой распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. По смыслу уголовного закона ответственность за клевету наступает только при наличии у виновного прямого умысла на содеянное, то есть, в том случае, если он заведомо осознавал ложность сообщаемых им сведений, порочащих честь и достоинство других лиц или подрывающих их репутацию, и желал их распространить, при этом умысел виновного направлен на унижение чести и достоинства потерпевшего.

Оценочные суждения, предположения не могут быть проверены на соответствие действительности. Обязательным признаком состава клеветы является за ведомость, означающая знание виновным того, что сведения изначально ложные, вымышленные и не соответствующие действительности.

Нормами ст. 33 Конституции Российской Федерации закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок.

При этом, следует отметить, что в случае, когда гражданин обращается в государственные органы и органы местного самоуправления с заявлением, в котором приводит те или иные сведения, которые в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к ответственности, поскольку в данном случае имела место реализация гражданином своего конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений. В судебном заседании установлено, что 08 февраля 2016 года Г.Н.П. подано заявление в ОМВД России по району Ясенево г.

Москвы, в котором он указал о пропаже его имущества и неправомерных действиях Г.Т.А., выраженных в продаже данного имущества.

При этом Г.Н.П. в своем заявлении указывал о взаимоотношениях с Г.Т.А., а также о судебных тяжбах по спорной квартире. По результатам проведенной проверки участковым уполномоченным ОМВД России по району Ясенево г.

Москвы Ю. А.Н. 11 февраля 2016 года вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в действиях Г.Т.А. состава преступления, предусмотренного ст.

158 УК РФ. Учитывая положения ст. 33 Конституции РФ, а также то обстоятельство, что подсудимый Г.

Н.П., обратившись с заявлением в ОМВД России по району Ясенево г. Москвы по факту пропажи имущества, стремился защитить свои права, реализуя свое конституционное право на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, суд считает, что данное обращение подсудимого не является распространением не соответствующих действительности порочащих сведений, что исключает уголовную ответственность по ч. 1 ст. 128.1 УК РФ. Оснований полагать, что подача Г.Н.П.

указанного заявления с изложением обстоятельств его взаимоотношения с Г.Т.А., а также о судебных тяжбах по спорной квартире, было продиктовано не намерением защитить свои права и охраняемые законом интересы, а намерением распространить не соответствующие действительности порочащие сведения в отношении Г. Т.А., у суда не имеется. Из смысла ст.

297 УПК РФ следует, что приговор может быть основан лишь на достоверных доказательствах виновности подсудимого.

В силу ст. 43, ч. 5 ст. 246, ч.

5 ст. 321 УПК РФ обязанность представления суду доказательств, подтверждающих предъявленное обвинение, лежит на частном обвинителе. Однако частным обвинителем не представлено объективных доказательств, подтверждающих вину подсудимого в инкриминируемом ему преступлении.

Представленные копия искового заявления Г.Н.П. о вселении в жилое помещение, копия определения порядка пользования жилым помещением, копия заявления об утверждении мирового соглашения о порядке пользования жилым помещением, копия заключения по проекту перепланировки квартиры №20 по Соловьиному проезду от 31.12.1998 г., копия заявления Г.Н.П.

в адрес директора ГБУ «Жилищник района Ясенево» о производстве перепланировки Г.Т.А. в квартире №20 по Соловьиному проезду свидетельствуют лишь о наличии между подсудимым и потерпевшей гражданско-правового спора. Оценив исследованные в судебном заседании доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, основываясь также на нормах ст.

14 УПК РФ, положениях ст. 49 Конституции РФ, в соответствии с которыми неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого, суд приходит к выводу о недоказанности вины подсудимого представленными стороной обвинения доказательствами и оправдании Г.Н.П. на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.128.1 УК РФ. По смыслу п. 1 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию представляет собой право на возмещение имущественного вреда, если вред причинен гражданину должностными лицами, действующими от лица государства, в частности, органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора, суда.

Учитывая, что рассматриваемое уголовное дело является делом частного обвинения, обвинение предъявлено физическим лицом, не действующим от имени государства, право на реабилитацию в том смысле, в котором оно предусмотрено ст.

133 УПК РФ, у подсудимого не возникает. На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.302-306 УПК РФ, суд ПРИГОВОРИЛ: Г.Н.П.

признать невиновным по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.128.1 УК РФ, и оправдать его на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. может быть обжалован в апелляционном порядке в Черемушкинский районный суд г.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+